воскресенье, 1 июля 2018 г.

Новелла - Интеллигент


Вика Мирошкина

ИНТЕЛЛИГЕНТ

НОВЕЛЛА
Посвящаю памяти великого артиста Георгия Михайловича Вицина.

***

Утреннее солнце ласкало своим теплом столичный город. Но Арсений Арсеньевич был совершенно холоден и ничему не радовался - его распорядок дня был снова безжалостно нарушен: мешая спать, в шесть часов утра какая-то газель шумно разгружалась прямо перед его окном. Жизнь на первом этаже из-за этого бедлама казалась ему настоящим ежедневным адом. Не помогала ни замена окон, ни перемещение по квартире вместе с кроватью. И сегодня Арсений Арсеньевич решил окончательно разобраться с этой проблемой...

Окружающий мир, в сущности, он любил, но люди… люди были причинами всех бед. Он жаловался на всех, начиная от навязчивых рекламщиков по телефону и заканчивая президентами стран. Он писал в журналы, газеты, критикуя темы статей и их раскрытие. В интернет-форумах и социальных сетях он мог сидеть часами. Но самым неисправимым местом оказался злосчастный магазин рядом с его окном.

Арсений Арсеньевич считал себя интеллигентом и потому не позволял себе кричать из окна. Но это не означало, что он отказывается от критики. Начало положено: он одевается и выходит из дома.

Грузчики, не подозревая приближения к ним «справедливости», продолжали переносить коробки с товаром из газели в магазин через служебный вход, перекликаясь на ходу, как чайки.

Арсений Арсеньевич приближался быстро, решительно. Намеревался было уже заскочить внутрь, но его остановил грузчик амбалистого вида:

- Чё, мужик, ты куда? – он практически схватил Арсения за шиворот. - Магазин закрыт.

- С Вами у меня нет никакого интереса общаться, - Арсений Арсеньевич смахнул его руку. - Позовите ответственное лицо.

- Жди тут, - амбал указал рукой на ступеньки и скрылся внутри магазина.

Тут же на пороге появляется статная женщина, высокая и властная. Это была уже давно знакомая Арсению директор магазина Элеонора Николаевна. Арсений Арсеньевич почувствовал на себе давление власти, но сдаваться не собирался:

- Попрошу Вас убрать эту машину от магазина, - он благородно повёл рукой в сторону газели. - Я не сдвинусь с этого места до тех пор, пока Вы этого не сделаете, - он говорил без пауз, не давая директору реагировать. - Почему Вы разгружаете машину в шесть часов утра? Здесь вообще-то живут люди! - постепенно начинал распаляться Арсений Арсеньевич. - Почему Вас это совершенно не беспокоит? А? Вы понимаете правила поведения в общественных местах? Почему… почему…

Поток его «почему» лился на невозмутимую Элеонору Николаевну словно волны прибоя на пирс – она привыкла к регулярным визитам этого безвредного субъекта. Казалось, что ничего не могло вывести её из себя.

А Арсений Арсеньевич осатаневал. Распираемый чувством огромной правоты, яростно доказывал этой даме справедливость своих претензий, брызгая слюнями и размахивая руками. От этого он выглядел ещё более незначительным и жалким. Его уже было практически невозможно остановить – на него нашло «вдохновения критика»: он уже говорил о политике стран, об ожирении, о недостатке образования у современной молодежи, о безразличии, о глупости и, совсем забывшись, наконец заговорил о женщинах на руководящих должностях…

На этом месте доклада директор, посмотрев на часы, решила прекратить возмутительные рассуждения оппонента и сделала напористый шаг вперёд.

Вдохновенный критик сделал шаг назад от Элеоноры Николаевны… нога его соскользнула со ступеньки, подвернулась и… Небо, небо, небо - Арсений Арсеньевич летел вниз… Неудачное приземление на край ступеньки, так не к месту подвернувшейся прямо под его голову - щелчок и неожиданная лёгкость…

Смерть наступила так быстро и нелепо, что если бы Арсений Арсеньевич мог раскритиковать её сам, то сделал бы это непременно.

Похороны человека, желающего исправить мир, были самыми обычными. Но несмотря на то, что интеллигент обрел свое последние пристанище, критика его продолжала жить и действовать даже после его смерти: неподдающийся исправлениям злосчастный магазин всё-таки изменил режим своего снабжения, перенеся график с шести на восемь часов утра, полностью открестившись от произошедшего. Уж очень не хотелось успешным предпринимателям заиметь пустые проблемы из-за подобного неуместного эксцесса, так некстати произошедшего на пороге их преуспевающего бизнеса.
---