среда, 29 марта 2017 г.

"Музей миниатюры Синема" - игрушки для режиссеров

Узнать секреты съемочных площадок



В самом центре Лиона, в городе, влюбленном в кино, и эти слова не пустой звук, расположен в здании 16-го века потрясающий, невероятный музей – Музей миниатюры Синема.  Это 5-ти этажное здание, все заполненное экспонатами! Все они выполнены с высокой степенью гиперреализма. 


Они сохраняют фактуру стен, если это мини-масштабная копия комнаты, и ковер, соткан, как настоящий, и царапины на полировке стола. Растрепанные книги в библиотеке, изношенные стулья – все может одурачить даже дизайнера, а посетителя мир миниатюр просто уводит в другое измерение.



Музей основан Дэном Oхманом, который сам известный художник миниатюр, и он делится на 2 части: одна часть миниатюрного музея, с сотнями невероятных масштабных сцен известных художников со всего мира, а другая часть кинематографический музей спецэффектов.




Это всего лишь несколько примеров из коллекции огромного Музея.

























---

воскресенье, 26 марта 2017 г.

Хоум видео

Вика Мирошкина
ХОУМ ВИДЕО



В глубине большого темного коридора поцокивают часы, отмеряя секунды.

Ручка одной из закрытых дверей приходит в движение. Появляется узкая полоска света, обозначая щель. Она расширяется, расширяется и, наконец, в проеме двери появляется увесистый рюкзак. Его прижимает к груди стройная девушка с умным выражением на лице. Она осторожно выходит из комнаты. Прислушивается. Аккуратно прикрывает за собой дверь.

- Разве Настя не слушает вас, капризничает? – неожиданно громко и отчетливо спрашивает удивительно бархатный мужской баритон в комнате её матери.

Девушка вздрагивает, услышав свое имя.

- Да она просто мешает мне нормально жить! – истерично жалуется в ответ женский голос.

Слышатся аплодисменты.

- Фу, - фыркает Настя.

Аплодисменты обрываются.

На цыпочках, избегая скрипа паркета, как по минному полю, девушка продвигается в прихожую.

- А что скажут наши гости в зале? Неужели в вашей семье не возникало похожей ситуации? - вкрадчиво допытывается всё тот же бархатный мужчина. 

- Одно и то же, - брезгливо буркнула Настя. 

- Ага. Вот я вижу отважного гостя, желающего поделиться с нами своим опытом, - очаровательный бархат так и обволакивает.

- Ну да. Рояль в кустах, - продолжает комментировать Настя и неосторожно наступает на взвизгнувшую половицу, съеживается, крепко прижимая рюкзак к груди, прислушивается.

- Передайте ей, пожалуйста, микрофон. 

Бурные аплодисменты.

На кухне начинает громко звонить телефон. 

- У нас прямой эфир. Прошу Вас, смеле… - бархатный баритон затыкается на полуслове.

Встрепенувшись, Настя ускоряется и прячется за угол, вжимается в стену. 

- Тик-цок, тик-цок, - надменно напоминают о себе старинные часы в паузах между воплями телефона. 

Настя присматривается к стрелкам. На золотом циферблате без десяти пять.

Она слышит, как открывается дверь за углом. В коридоре заметно светлеет. Скрипучая гамма половиц озвучивает торопливые шаги.

- Хлоп, - обозначает себя дверь на кухню, и звонок обрывается. 

Настя тихонечко выглядывает из-за угла коридора, прислушивается. 

Но закрытая дверь кухни почти совсем глушит голос матери, и ничего нельзя разобрать. 

Настя начинает торопливо обуваться, периодически выглядывая из-за угла.

- Тик-цок, - капают секунды.

Не отрываясь от зеркала, она прилаживает рюкзак на спине. 

Глухой бубнеж на кухне обрывается.

Настя бросается к входной двери и аккуратно поворачивает ключ, стараясь не шуметь. 

- Щёлк-щёлк, – клацает замок. 

- Щёлк, - так же тихо откликается дверь кухни. 

Настя замирает, прислушиваясь к знакомой мелодии половиц.

- Настя! – мать обрушивается с такой силой, что дочь вздрагивает и резко отдергивает руку от двери, - Мы же договорились! - голос матери почти обиженный, - Что еще случилось? Куда ты собралась?

Настя медленно разворачивается к матери. Смотрит исподлобья. Обреченно припадает тяжелым рюкзаком на дверь. Молчит, не отводя глаз. 

- Тик-цок, тик-цок, - бьют секунды.

- Изволь объясниться.

- Я говорила, - выдавливает из себя Настя. 

- Ты издеваешься? Что? Что ты говорила?! – вспыхивает мать, - Мы же всё обсудили… Ты обещала… - в голосе сквозит обида.

- Разве Настя не слушает вас, капризничает? – Настя внезапно почти точно копирует интонации известного бархатного баритона из телевизора.

- Что? 

- Да мне уж, мам, как бы не пятнадцать, - разочарованно откликается девушка, - Могу сама за себя решать. Сколько можно? Меня ждут люди… 

- Так, - отрезает мать, - Всё. Поговори мне еще. Я сказала «нет». 

- Мама! 

Огорчение матери выглядит неподдельным:

- Какие еще люди? – тяжело выдыхает она.

- Ну уж не те, что в твоем телевизоре, - Настя пародирует мать, хватаясь за сердце. Восклицает, - Ватный отстой для старух! 

- Что?! Как ты смеешь?! - мать с перекошенным лицом налетает на дочь, громко шепчет, - Что за плебейские замашки? Перед соседями не стыдно? Отойди от двери! Там же всё слышно, - и дергает за рюкзак.

Увлекаемая силой, Настя послушно делает шаг в сторону, но затем, извернувшись, отталкивает мать, проворачивает ключ на несколько оборотов, выдергивает его из замка и протягивает матери.

- На, запри меня навечно, - за видимой покорностью явно прячется протест.

- Ты меня…

- На, бери, - Настя впихивает ключ в руку матери. 

Мать зажимает ключ в руке и пытается заглянуть в глаза дочери. 

Но Настя направляется в свою комнату.

- Настя, что с тобой? Подумай сама. Это не твой круг. Что тебе там делать? Что там может быть интересного?

- Да всё! – Настя уходит к себе, громко хлопнув дверью.

Мать подходит ближе к комнате дочери.

- Мы же обсуждали это, - кричит она через дверь, - Ты сама согласилась с тем, что только потеряешь на этом пляжном фестивале время. 

- Тик-цок, тик-цок, - мирно идут секунды.

Мать продолжает кричать:

- И люди там не те...

Настя распахивает дверь со словами:

- Мне надоели твои вечные «не те люди». А где те? Театр-музей-филармония? 

- Откуда такое пренебрежение к высокому искусству? Настя! Что с тобой? Ты же классический музыкант! Фортепиано! Мы с папой всегда гордились тобой. 

- У-у, началось, - Настя отворачивается, - При чем здесь высокое искусство? – и захлопывает дверь, как моллюск ракушку.

Но мать словно не замечает реакцию дочери, продолжает кричать через дверь:

- Думай о будущем! Надо всё время репетировать. Работать над собой. Работать, а не...

Дверь снова распахивается:

- Работать, работать… Строить будущее, ага. А жить когда?! Мама! – восклицает Настя.

- Не поняла? – мать смотрит удивленно, - О чем ты? 

- О счастливой жизни, мама!

- Постой… Ты серьезно? Или смеешься надо мной? 

Настя тяжело вздыхает и разочарованно опускает глаза. Рюкзак явно тяготит ее.

- Чего тебе не хватает? – недоуменно разводит руки мать, - Мы что, плохо живем? 

- Ну да, хорошо живем. Очень, – зло усмехается Настя, качая головой, не поднимая глаз. 

- А будет еще лучше.

- Будет?! - Настя упирает глаза в потолок, - Кому?! И почему ты всё время говоришь о будущем? Чего ждать? Надо сейчас жить...

- Настя! – останавливает ее мать. 

- Что Настя-Настя? Какое будущее? Заставляешь меня делать то, что мне уже не нравится… Забыла папу? Где он теперь? В рамке на стене? – Настя тыкает рукой в большую фотографию. 

- Как ты можешь такое говорить? - мать ошарашено смотрит на портрет и заметно смущается, поджимает губы, - Ты, ты… 

- Папа тоже строил будущее, и что? - Настя продолжает давить, - С каждым годом и ты не становишься моложе…

- Всё, - отрезает мать, - Хватит! Не могу, - она подходит к дочери, - Иди к себе, - мать легонько подталкивает дочь в ее комнату и хочет закрыть за ней дверь.

- Понятно, - обреченно констатирует Настя, поднимает вверх руки и удаляется вглубь комнаты, вопрошая к небесам, - Почему всегда так, как хочет кто-то другой, а не я?

Мать осуждающе глядит ей вслед, но говорит ровным голосом, как будто ничего не произошло:

- Настя, я схожу в магазин. Приду - договорим. А пока подумай над своим поведением.

В ответ Настя подскакивает к двери и захлопывает ее перед носом матери демонстративно громко.

Мать передергивает, как от выстрела. Она еще несколько секунд смотрит на Настину дверь. 

- Тик-цок, тик-цок.

Скользнув взглядом по циферблату, усталая женщина смотрит на себя в зеркало. Тяжело вздыхая, несколько минут тщательно поправляет макияж. Затем вспоминает о магазине. Обувается. Снова заглядывает в зеркало. Вздыхая, берет сумку и выходит из квартиры. 

Дверь аккуратно закрывается, щелкнув замками на три оборота. 

- Бом-м! Бом-м! – солидно пять раз ударил колокол часов в пустом коридоре.

Настя выныривает из своего убежища, смотрит на часы и некоторое время недобро сверлит глазами входную дверь.

- Не хочет по-хорошему… - с этими словами она резко возвращается в свою комнату.

Новенький блестящий дубликат ключа от квартиры извлекается из старой музыкальной хрестоматии. Настя идет обратно к входной двери. 

Золотой ключик легко входит в замок, но не хочет проворачиваться. Даже двумя руками этого сделать не удается. 

Ругнувшись на застрявший ключ, она сбрасывает рюкзак на пол за спину.

- Ну почему здесь всё так плохо делают? – ноет Настя и, потрясая сжатыми кулачками, нервно топчется на месте, - Теперь точно замучает. Не работаешь, ломаешь… А-а-а… Ну почему мне так не везет?!

Внезапно в коридор врывается громкая однообразная ритмичная музыка.

Настя недовольно морщится и поворачивает голову в сторону звуков. Делает неловкий шаг назад. Но вместо шага ударяет ногой по рюкзаку, спотыкается и чуть не падает.

- Блин. Убилась бы на ровном месте… Какой еще дурак так громко заводит этот отстой? Для кого я учусь, если трех нот достаточно?! М-м-м, – она мычит, словно от зубной боли, - Как будто у меня в голове играет…

Забыв про ключ, она бежит на звук и оказывается посреди кабинета отца. Сквозняк устраивает дьявольский танец штор и тюля под ритм барабанов, и это завораживает Настю на несколько секунд. 

Очнувшись, она выскакивает на балкон. Понимает, что музыка несется от соседки. Внизу, на улице, видит двух смотрящих в ее сторону ребят в одинаковых толстовках. Парни начинают пританцовывать, поглядывая на Настю. 

Она ныряет обратно в квартиру, прячась от музыкального позора. Находит рюкзак и выхватывает из него мобильный телефон. С нездоровым воодушевлением быстро тыкает пальчиком куда надо.

Музыка прекращается.

- Да, слушаю, - милый женский голос буквально мурлыкает дежурную фразу ей в ухо.

- Алёна, ты? – торопливо говорит Настя, - Ты дома?

- Да, а что? Не похоже?

- Пожалуйста, выйди на балкон! – умоляет Настя.

- Ну, ладно. 

- Только давай быстрей! 

Прихватив рюкзак и с телефоном в руке, Настя несется на балкон. 

- Алёна, ты здесь? 

Не услышав ответа, Настя быстро набирает номер соседки. 

Мелодия звонка играет где-то рядом. 

Настя вся на нервах. Глядит через щелку в перегородке. Увидев, что соседка выходит на балкон, нажимает кнопку сброса вызова на телефоне.

- Алёна, привет, - тараторит Настя, перегнувшись через перила балкона, - Дело есть на миллион.

- Привет-привет, что случилось-то, пожар? – приветливая соседка, потягиваясь, дарит Насте голливудскую улыбку.

- Нет, странная просьба - можешь выпустить меня через свою квартиру? 

- Что? - хмурится Алёна, но взглянув на парней внизу, которые подают знаки внимания, улыбается. 

- Что-что… - Настя тоже бросает взгляд вниз, - У меня ключ застрял в двери… Проснись.

- М-м… Чего ты хочешь сделать? А мать где?

- Не твое дело. Лови рюкзак… 

Тем временем мать Насти успевает дойти до торгового центра неподалеку от дома, и уже окружена вниманием в магазине электроники. 

- Хай-технолоджи, - старательно выговаривает слова услужливый продавец, - А этот смартфон я бы и себе взял. Эксклюзивная модель этого года! – восхищение выглядит натуральным.

Наивная улыбка молодого человека внезапно действует на Ольгу Петровну гипнотически. Она не может оторваться от больших глаз на худощавом лице.

- Для себя любимой ведь ничего не жалко? – продолжает ворковать продавец, подсовывая телефон клиентке.

- Да? - томно произносит Ольга Петровна, вглядываясь в лицо юноши. Ей не по себе, - Ничего не жалко...

- Это последняя модель. У них очень хорошая начинка, - заученно тараторит продавец.

- Да-да, беру, - торопливо соглашается Ольга Петровна.

- Не пожалеете, - парень стремительно упаковывает мобильный телефон в коробку и указывает рукой, - Пройдите на кассу, она там.

Оплатив товар, Ольга Петровна устремляется с чеком на улицу. 

- Девушка! – кричит ей вслед всё тот же молодой человек, - Вы забыли свою покупку! 

Ольга Петровна не сразу понимает, что зовут её, пока не натыкается на охранника.

Смущенная, извинившись, она возвращается. Забирает пакет со смартфоном и из прохлады магазина выходит на улицу. 

Жаркая стена воздуха сразу плавит сознание, вызывает странное беспокойство. Солнце нещадно слепит, и Ольга Петровна одевает темные очки. 

Её внимание привлекает девушка в компании молодых людей возле магазина, и компания ей не нравится. Ольга Петровна приглядывается к ним, и у нее растет беспокойство насчет дочери. Она спешит домой.

По дороге ей видится, как она поднимается на этаж, заходит в квартиру.

На двери в комнату дочери надпись мелом «Скоро вернусь». 

Кабинет мужа открыт. Сквозняк развивает шторы и тюль - дверь на балкон распахнута.

Ужас сжимает сердце матери. 

Замерев на мгновение, сдерживая страх, она выходит на балкон.

Кто-то тихо всхлипывает рядом – это соседка Алёна сидит на полу своего балкона в шоковом состоянии.

Ольга Петровна боится взглянуть вниз, на улицу, за перила. В глазах помутнело…

- С Вами всё в порядке? – кто-то прикасается к ее руке.

- А? - Ольга Петровна внезапно замечает, что стоит на проезжей части. Оборачивается на голос. 

Джентльмен не первой свежести держит её под руку. Нагло рассматривая её с головы до ног, расплывается в улыбке.

- Простите, - Ольга Петровна вырывается из рук мужчины, - Что-то жарко сегодня, голова кружится. Я тороплюсь. Мой дом рядом. Спасибо, - она переходит на тротуар и прибавляет шаг.

Слегка помятый джентльмен догоняет её и продолжает ухаживать… 

Настя тем временем всё еще стоит на балконе вместе с Алёной. Они спорят.

- Сдурела, подружка? Ты же с моего балкона падать будешь. Нафига мне это?

- Времени нет рассуждать. Понимаешь или нет? 

- Нет, не понимаю. Ты точно сдурела. Тут и ноги некуда ставить.

- Нет, всё. Я лезу. Переползу как-нибудь, - Настя цепляется за остекление балкона, карабкается, встает на перила. Выпрямившись, невольно смотрит вниз, в бездну улиц.

Парни внизу оживляются. Оба достают телефоны, пытаются снимать на камеру опасный трюк. 

Замерев на мгновение, Настя пробует сделать шаг, но быстро отшатывается и прыгает обратно к себе на балкон.

- Так, всё. Не пройти, - задумчиво бормочет Настя. 

- Я же говорю – подожди мать, - откликается Алёна. 

- Вот ты самая умная, - огрызается Настя, - Некогда! Мне надо сейчас уйти! 

- Ну так иди еще раз пробуй. Или ждешь, пока дверь сама откроется?

- Да пробовала уже. 

- Ну так иди еще раз пошевели ключ. Мед-лен-но, ак-ку-рат-но… - с расстановкой проговаривает Алёна, - Из стороны в сторону, туда-сюда…

- Ой, всё. Обратно рюкзак давай, - Настя тянет руку. 

Худенькая Алёна с большим трудом перекидывает тяжелый рюкзак. 

Настя хватает его и спешит к входной двери. Бросает рюкзак на стул, снова принимается дергать ключ и дверь. 

Внезапно ключ поддается и оказывается в её руке. 

Опять та же самая громкая ритмичная музыка взрывает тишину. 

Злобно улыбаясь, Настя пританцовывает с чувством победителя. И решает рискнуть еще раз - снова испробовать золотой ключик. 

Замок сразу поддается, и через три оборота ключа выход свободен.

Настя уверенно выдергивает ключ. Теперь ничто не может ее остановить.

К ужасу Насти дверь неожиданно распахивается сама. И на пороге возникает мать.

Судорожно сжав ключ в кулаке, Настя отступает назад.

- Тынц-тынц-тынц, - колошматит музыка у соседей.

Ольга Петровна входит в квартиру, захлопывает дверь, осторожно ставит тяжелый пакет с продуктами на пол:

- Вот что я тебе скажу, - голос матери не предвещает ничего хорошего, - Отдай-ка сюда и этот ключ, - она протягивает руку.

- Ага, сейчас прям! Ну-ка отними, – Настя делает шаг назад, - Это мой ключ. Я его покупала.

Музыка у соседки обрывается. В мрачной тишине тихо поцокивают часы.

- Дай, - мать делает шаг вперед и пытается схватить Настю за руки.

Не ожидая такого наступления от матери, Настя сопротивляется не в полную силу.

- Отдай! - еще сильнее напирает мать и всё же выковыривает ключ из кулака дочери.

- Я тебя ненавижу! - с этими словами Настя в отчаянии отталкивает мать.

Ольга Петровна пятится назад и ногой опрокидывает свой пакет на полу. Теряет равновесие. Хватаясь руками за воздух, ловит висящее на напольной вешалке пальто. Но, не удержавшись, продолжает падать на спину, увлекая за собой и кучу одежды, и саму вешалку. 

На мгновение Насте кажется, что она смотрит замедленное кино. Внезапно ей становится смешно.

С грохотом вешалка вместе с матерью падает на пол. Голову Ольги Петровны накрывает куртка дочери. 

Улыбка медленно сползает с лица Насти. 

Мать не шевелится.

- Эй! – нервно кричит дочь. Подходит ближе. Резко сдергивает куртку с лица матери. Неожиданно из кармана сыплется мелочь и звеня раскатывается по коридору.

Мать лежит с закрытыми глазами.

- Да хватит придуриваться! – неуверенно возмущается Настя.

- Тик-цок, тик-цок, - нарушают тишину часы.

Настя нагибается над матерью и испуганно присматривается. Видит, что мать дышит. 

Ольга Петровна медленно приоткрывает глаза.

- Блин, – Настя резко выпрямляется и со злостью отбрасывает куртку на рюкзак, - Опять концерт устраиваешь?!

Мать закрывает глаза. Кажется, что она всхлипнула.

Дочь, не обращая внимания на раскатившуюся по полу мелочь, начинает нервно собирать всё выпавшее из пакета матери.

- Что это? - Настя вытаскивает из пакета бутылку вина, - Ты начала пить? Думаешь только о себе…

Мать тяжело вздыхает, не открывая глаз.

Настя кладет бутылку обратно в пакет и замечает еще что-то интересное на дне. Вытаскивает цветастую коробочку.

- Крутые мобильники себе покупаешь?! 

Мать приподнимается и, прищурившись, всматривается в то, что находится в руке дочери. 

Настя с нетерпением ждет ответа.

Кажется, что Ольга Петровна снова всхлипывает: 

- Это я тебе купила… - тяжело выдыхает она и прикрывает глаза. 

Настя удивленно переводит взгляд на коробочку в руке. Недоверчиво распаковывает, достает телефон, вертит его, рассматривает. Внезапно её взгляд стекленеет, и она вдруг неестественно громко кричит:

- Да нафиг мне нужен твой телефон!? – и со злостью бросает хрупкий гаджет на верх высокого шкафа. 

Но промахивается. Неловкий бросок заставляет телефон отскочить от стены, и он летит вниз.

Настя пытается его поймать, но безуспешно. 

Дорогая вещица с треском ударяется об пол. Детали телефона разлетаются в разные стороны.

Настя на секунду испуганно замирает, рассматривая хаос на полу, переводит взгляд на мать.

Ольга Петровна, открыв рот, круглыми глазами смотрит на осколки.

- Это ты меня довела! – восклицает Настя, хватает рюкзак и выбегает из квартиры, хлопнув дверью. 

Около лифта налетает на незнакомого мужчину с добрыми глазами. Быстро извиняется перед ним и отворачивается. Вызывает лифт, одевает рюкзак.

- Это я виноват, - тихо произносит мужчина.

- Что? - Настя оборачивается и присматривается. Ей он кажется стариком.

- Простите, Вы Настя? - внезапно спрашивает мужчина, не отводя взгляда и странно улыбаясь.

- Нет! - неожиданно для себя врет Настя.

Мужчина извиняется, но продолжает на нее смотреть.

Под неприятным взглядом, Настя, не дожидаясь лифта, бросается низ по лестнице.

Несколько пролетов мелькают одной картинкой, и Настя, заметно запыхавшись, оказывается на первом этаже. Останавливается, чтобы отдышаться.

- Здравствуйте, Настенька, - пожилая консьержка сидит в кресле с вязаньем в руках, - Что-то случилось с лифтом?

- Нет, Наталья Михайловна. Это я тренируюсь, - Настя спешит дальше, но возвращается, - А что за странный мужчина на наш этаж пришел?

- Странный мужчина? – консьержка морщит лоб, - А-а! Это Вы, наверное, про того молодого человека, который с Вашей мамой пришел? – пожилая женщина понимающе улыбается.

- Что? – Настя растерялась, - А вы его уже видели раньше?

- Не припоминаю… Вежливый такой, - женщина откладывает вязание, делает испуганное лицо, - А что-то случилось? 

- Нет-нет, Наталья Михайловна, - Настя вертится на месте, сдергивает рюкзак и порывается взять оттуда телефон, но передумывает. Открывает дверь на улицу. Набирает на домофоне код своей квартиры и прислушивается к гудкам вызова. 

Гудки кажутся бесконечными. Настя не выдерживает и достает телефон из рюкзака, набирает домашний номер. 

Никто не отвечает.

- Давай рюкзак, - раздается голос сзади.

Настя ошарашено оборачивается на двух парней в одинаковых толстовках. 

Один из них, с выбеленной головой, пытается перехватить её рюкзак. 

- Да подождите! - Настя сопротивляется и дергает рюкзак на себя, чуть не уронив телефон.

- Чего ты? В машину отнесем, - настаивает белобрысый парень. 

- Успеется, - Настя отключает вызов на телефоне. 

Домофон тоже перестает гудеть. 

- Пошли со мной, - командует Настя.

- Забыли чего, Анастасия? – подчеркнуто демонстрируя интеллигентность, на распев выделывается второй парень, - Мы можем ждать веками, но наши пятьсот пятьдесят пять лошадок застоялись. Пунктуальность – вежливость королей.

Настя молча набирает номер консьержки на домофоне. Замок срабатывает, и Настя заходит внутрь.

- Ну надо, так надо, - соглашается блондин. 

Оба парня тоже заходят в подъезд. 

- Наталья Михайловна, это со мной, - на ходу сообщает предводительница компании.

Консьержка долго смотрит им вслед поверх очков. Усмехнувшись, продолжает вязать.

- Так, ребята. Там какой-то стрёмный мужик около моей квартиры, - инструктирует Настя, когда двери лифта закрылись.  

- Господа, - улыбается интеллигент, поправляя воображаемую бабочку, - Мы так не договаривались.

Возникло некоторое напряжение. 

Лифт останавливается. На этаже никого нет.

- Стойте здесь, - приказывает Настя и звонит в квартиру.

Не дожидаясь, дергает дверь, ведущую в общий тамбур. Она поддаётся.

- Ой, - пугается Настя, - Пожалуй, пошли со мной, - и ныряет в проход.

Парни в одинаковых толстовках послушно следуют за ней.

Троица останавливается у двери квартиры.

- Посмотрите, что там, - Настя отступает в сторону, - Я боюсь…

- Уступаю пальму первенства более опытным товарищам, - театрально разводит руками интеллигент.

Белобрысый герой отодвигает его в сторону и осторожно нажимает ручку двери, тянет на себя. Не заперто. Он заглядывает внутрь. Оборачивается на Настю. 

- Там, это…

- Что это?! – испуганно говорит Настя.

- Смотри сама, - парень отходит от двери.

Настя осторожно заглядывает внутрь. И видит ожидаемую картину. Не хватает только матери.

- Мама! 

- Тик-цок, тик-цок, - слышится спокойных ход часов. 

- Мама! Ты где?! – кричит Настя, не дождавшись ответа.

- Мы тут, – раздается мужской голос откуда-то из глубины квартиры, - Заходи, Настенька. Дверь не забудь закрыть.

У Насти подкосились коленки и, кажется, даже зашевелились волосы. Рюкзак потянул её назад. Ища защиту, с глазами бешенной селедки она оборачивается на ребят.

- Что, пора бежать? – шепчет интеллигент и принимает позу бегуна, - Я готов.

Аккуратно закрыв дверь, блондин берет инициативу в свои руки:

- Хорош стебаться. Настя, что-то случилось?

- Там, кажется, этот маньяк из подъезда, у лифта, который, это… - запинаясь, зашептала Настя.

- Ясно. Давай запрем его и вызовем полицию.

- Ключа нет, - растерянно шепчет Настя.

- Я же говорю, господа, бежим, - смеется интеллигент.

- Там же мама, - укоряюще смотрит Настя на парней, - Тоже мне, мужики.

- Фига себе, мы что его голыми руками должны брать? – возмущается блондин.

- Настя, подожди! – слышится приближающийся крик мужчины за дверью.

Настя ныряет за спины ребят.

Дверь распахивается. Появляется улыбающийся скромный человек. 

- Настя, ты почему не заходишь? - он окидывает взглядом сплоченную троицу с испуганными лицами, - А кто это с тобой?

- А Вы кто?! – резко спрашивает Настя из укрытия, поглядывая на руки неизвестного.

- Александр Сергеевич, - раскланивается мужчина, - Не Пушкин.

- Где моя мама?! 

- Тут она, дома, заходи, - приглашающе ведет головой Александр Сергеевич.

- Пусть она сама выйдет.

- Она не может… Ты что? Боишься меня?

- Охренеть, мужик, ты в чужой квартире сидишь и еще чему-то удивляешься? – смело идет в атаку белобрысый герой компании.

- Позвольте, молодой человек, я здесь не чужой. Не имею чести знать вашего имени.

- Лев Николаевич, - встает в вызывающею позу блондин, - Не Толстой. И мой друг Николай Васильевич.

- Не Гоголь, - уточнил друг белобрысого, - Но тоже пишу, на досуге. Извольте любить и жаловать, - с этими словами парень кладет руку на плечо девушки.

Настя недовольно дергает плечом и сбрасывает её.

- Так, господа писатели, оставьте в покое девушку. Нам надо с ней поговорить. Настя, заходи, пожалуйста, в квартиру.

- Ага, и Вы меня там потихонечку расчлените?

- О чем ты, Анастасия? – искренни удивляется Александр Сергеевич, - Мы просто побеседуем. 

- Перед смертью, - добавляет негоголь.  

- Мы так и будем здесь дискутировать или ты зайдешь в квартиру? – вполне серьезно спрашивает Александр Сергеевич, - Пусть ребята подождут.

- Я одна не пойду, - решительно заявляет Настя.

- Ладно. Так даже еще лучше. Заходите все, - потирая руки, мужчина скрывается в квартире.

Переглянувшись, осторожная компания следует за ним. Настя идет последняя и захлопывает за собой дверь. 

- Разувайтесь, - на ходу, обернувшись, говорит Александр Сергеевич, - И потише, - исчезает в комнате матери Насти.

Парни останавливаются, чтобы снять обувь, но Настя бесцеремонно толкает их в спину, молча крутит пальцем у виска. 

Перешагивая через разбросанные вещи, троица сплоченной группой продвигается в сторону комнаты. Настя первая заглядывает внутрь и видит мать, лежащую на диване с белым лицом. Взгляды их встречаются.

Ольга Петровна ладонью прикрывает глаза. Вторая рука безвольно спадает вниз.

Стоящий рядом Александр Сергеевич озабоченно нагибается над ней.

Настя врывается в комнату. С силой отталкивает мужчину в сторону: 

- Что он с тобой сделал?! Тебе плохо? – Настя нависает над матерью и прикасается губами ко лбу, пытаясь определить температуру.

Александр Сергеевич, неловко упавший в кресло, потирает ушибленную руку.

Ольга Петровна медленно убирает ладонь от лица и внезапно обхватывает дочь руками за шею, притягивает к себе.

Настя пытается освободится от неожиданно крепких объятий. Но это не удается. Рюкзак мешает ей, сползает на голову. Упав на колени, Настя выкручивается из цепких рук матери. 

Ольга Петровна цепляется за рюкзак, и он остается в её руках вместо дочери. Под его тяжестью Ольга Петровна скатывается на пол, но не выпускает рюкзак из рук.

Настя вскакивает на ноги. Прическа безнадежно испорчена. Не замечая этого, Настя хватается за лямку рюкзака, тянет на себя.

Завязывается молчаливая схватка. 

- Анастасия! - вскрикивает Александр Сергеевич и срывается с кресла. Силой разнимает соперников, - Ты не видишь, что твоей матери плохо? – с этими словами он поднимает Ольгу Петровну на руки и уносит на диван.

В нерешительности Настя крутит головой, переводя взгляд то на друзей, то на мать. Подхватывает отбитый в бою рюкзак. 

В комнате раздается странный вой.

Настя не верит своим ушам. В испуге понимает, что это плачет мать.

Ольга Петровна пытается закопаться в том, что лежит на диване, словно лезет в нору.

Александр Сергеевич тщетно пытается её успокоить.

Раздается сигнал домофона. Все замирают, кроме Ольги Петровны.

- Я вызвал неотложку, - сообщает Александр Сергеевич, - Может быть это они? Ребята, ответьте кто-нибудь.

Блондин нехотя идет к домофону. Все прислушиваются к короткому монологу в коридоре. 
    
- Это скорая! – кричит блондин.

Ольга Петровна перестает выть и замирает.

Настя оставляет рюкзак на одном из кресел и вылетает в коридор, чуть не сбив в дверях второго парня. Он едва успевает удержать в руке свой смартфон и направляет его вслед девушке.

- Ты что делаешь? – Александр Сергеевич возмущенно обращается к парню.

- Хоум видео, - невозмутимо отвечает оператор смартфона.

- Зачем? 

Игнорируя вопрос, парень продолжает снимать коридор. 

Несколько секунд понадобилось Насте на то, чтобы поднять вешалку и развесить разбросанную одежду по крючкам. 

Блондин не сразу спохватывается помогать. Очнувшись, кидается собирать оставшуюся на полу мелочь и детали телефона, складывает все в одну кучу на полку.

Настя бегло оглядывает коридор, проверяя порядок.

- Тик-цок, тик-цок, - безучастно отмеряют время часы.

Настя выходит к лифту. Возвращается назад с бригадой скорой помощи.

- Где больной? – бодренько спрашивает маленький толстячок с уставшими глазами.

- Там, - указывает рукой Настя.

Толстячок шустро следует туда, куда указано. За ним подтягивается его коллега - скучающий молодой человек в больших очках.

- Ну, так что нас беспокоит? – раздается из комнаты. 

Насте кажется, что доктор разговаривает с ребенком. Не расслышав ответа, направляется в комнату и натыкается на руку со смартфоном, направленным ей в лицо:

- Перестань, - она возмущенно отталкивает оператора со своего пути и заходит в комнату. 

Блондин за ней. 

Упрямо продолжая снимать, настырный оператор остается в дверях. 

- Попрошу всех удалиться, - строго просит добродушный доктор.

Все быстренько вываливаются в коридор, но Настя вдруг заскакивает обратно и закрывается.

- Перекур, - то ли сообщает, то ли предлагает шутливый молодой «интеллигент», убирая смартфон в карман.

- Это на лестницу, дорогие писатели, - Александр Сергеевич махнул рукой в сторону выхода и стал рассматривать большой портрет на стене.

- Фигура речи. Мы не курим, - информирует развеселившийся ни к месту парень, поправляя модную прическу, повторяя движения актера из рекламного ролика про шампунь. Темные длинные волосы струятся сквозь пальцы.

- Может еще и не пьете? – не оборачиваясь спрашивает Александр Сергеевич.

- Представьте себе, - парень задиристо сверлит глазами спину собеседника.

Александр Сергеевич отрывается от портрета и вглядывается в лица парней:

- И в чём же вы находите удовольствие? Секс, наркотики, рок-н-ролл?

- Это у вас, извините, старичков, такой комплекс? – пригвоздил длинноволосый парень. Кажется, что он привык к подобным дискуссиям и готов спорить часами.

- Тик-цок, тик-цок.

- Ну, а всё же? – Александр Сергеевич не уступает молодому нахалу, - Поделитесь источником своих наслаждений.

Блондин молча удаляется по направлению к туалету.

- Хорошая литература, - вполне искренне заявляет молодой оппонент, провожая взглядом товарища.

- Вижу, Вы большой оригинал, - скепсис так и сквозит в речи Александра Сергеевича, - А как на счет музыки?

- Да так, как у всех, - улыбается парень, - Один из способов познакомиться.

- Вот-вот, и я в свое время увлекался знакомствами, - Александр Сергеевич смотрит на портрет на стене, - Мы с товарищем не пропускали шлягеры на танцах.

- Интересно у вас девушек называли, шля-я-геры, - усмехнулся парень, кивнул на портрет, - Это Ваш товарищ?

- Был.

Из комнаты, сверкая большими очками, выскакивает сосредоточенный молодой член бригады скорой помощи, закрывает за собой дверь, направляется к выходу, исчезает.

Александр Сергеевич и его оппонент остаются стоять в недоумении. Прислушиваются к тому, что происходит в комнате.

Почти сразу оттуда выходит молодая хозяйка квартиры.

- Что случилось, Настя? – заботливо спрашивает интеллигентный юноша.

- Отъезд задерживается... Я не знаю… Поеду сейчас до больницы, там будет ясно.

- Что-то серьезное? – неестественная веселость парня куда-то испарилась.

- А-а, - машет рукой Настя, - Там будет ясно.

- Ты думаешь это надолго? Тебе обязательно ехать?

- Молодой человек, это же мать, - напоминает очевидное Александр Сергеевич.

В гнетущей тишине раздается неожиданно громкий звук сливного бочка, затем шумит льющаяся вода. 

Все смотрят в сторону звуков.

Из глубины коридора появляется блондин со словами:

- Врач ушел? 

Настя закрывает дверь в комнату, прикладывает палец к губам.

Блондин понимающе машет рукой, подходит ближе, в его глазах немой вопрос.

- Едем в больницу, - объявляет ему Настя, - Я на скорой, вы за нами.

Блондин задумчиво потирает нос, недовольно протягивает:

- Надолго? Мы и так опаздываем, столько времени потеряли.

- Не знаю, - Настя явно раздражена.

Блондин оглядывается на своего товарища и, косясь на Александра Сергеевича, тихо произносит:

- Нам надо посоветоваться.

- Всё понятно, - Настя психованно толкает блондина в бок, - Без меня обойдетесь.

- Ты же понимаешь... – начал было оправдываться блондин.

- Не теряй время, - отрезает Настя.

- Слушай, потом догонит, - встревает длинноволосый.
  
Парни некоторое время странно смотрят друг на друга.

- Тик-цок, тик-цок.

- Нам же надо вовремя зарегистрироваться? - длинноволосый делает шаг в сторону выхода.

- Ах, да. Совсем забыл, - спохватывается блондин, - Слушай, Насть, ты тогда разберись с матерью и позвони потом. Придумаем что-нибудь. Ладно?

Настя ошарашено смотрит на блондина, переводит взгляд на Александра Сергеевича: 

- А вы что тут стоите? Идите к себе, - Настя махнула рукой на выход, - Кто Вы вообще такой? Идите вы все к… туда. Все туда! - она пытается гнать всех в сторону двери, словно гусей.

- Анастасия, давайте пока не будем выяснять отношения, - успокаивает её Александр Сергеевич, - Я поеду с вами, по дороге объясню. А сейчас нужно кое-что собрать вашей маме с собой. 

- Что Вы мне будете объяснять?! – Настя не может остановиться, - Покиньте мою квартиру немедленно. Все, все покиньте!

Гости под напором отступают к выходу. 

Входная дверь распахивается, появляются двое с носилками. Приходится посторониться, чтобы пропустить их.

- Короче Насть, мы пока на улице постоим, - говорит блондин и увлекает своего товарища на выход. Но внезапно длинноволосый сопротивляется:

- Да ладно, может поможем чем-нибудь.

Настя бежит за санитарами с носилками. 

Через несколько минут мать выносят. За носилками поспешает добрый доктор с сочувственным лицом, за ним Настя.

Все покидают квартиру. Спуск вниз не вызывает осложнений. 

На улице маленькая толпа наблюдает за погрузкой в скорую. Настя суетится вокруг носилок, словно боится, что ее забудут взять с собой. Длинноволосый оператор продолжает съемку. Никто ему не делает замечаний, пока это занятие не попадается на глаза Александру Сергеевичу:

- В интернет выложишь? Не стыдно?

- Что не стыдно? – ехидно спрашивает парень, не отрываясь от процесса записи видео.

- Слушай, интересно, ты прикидываешься или воспитание такое? – Александр Сергеевич нарочно лезет в кадр, - Что за забава развлекаться чужой бедой?

- Я вижу вы хотите сказать молодежи что-то очень важное, - парень направляет камеру в лицо Александру Сергеевичу, отступает на шаг назад, принимая удобную позу, - Прошу Вас, смелее.

Александр Сергеевич не успевает вымолвить ни слова, как парень уже переворачивает смартфон на себя и продолжает:

- Дорогие посетители моего канала. Перед нами разворачиваются последние кадры семейной драмы. Члена семьи забирает неотложка. Прокомментировать это хочет один из участников происходящего - Александр Сергеевич не Пушкин. Заявление для молодежи... Александр Сергеевич, где вы?..

Неотложка отъезжает от подъезда, оставляя двух парней в одинаковых толстовках наедине. Лицо длинноволосого оператора становится серьезным...

Только к позднему вечеру Настя возвращается домой. Обиженная на весь мир, долго сидит в кабинете отца и там же засыпает с чувством полного одиночества.

- Тик-цок, тик-цок, - нарезают время старые часы в коридоре.

Ночью Насте снятся сны про то, что Александр Сергеевич является её настоящим отцом, про то, что мать не вернулась из больницы, про то, что её выгнали из Гнесинки, про то, что пришла старость - ей уже 28 лет, а мужа нет…

Утро пришло внезапно, вместе с сигналом домофона. Пока Настя протирала глаза и собиралась встать, зазвонил телефон.

Она не спешила бежать на сигналы, а вышла на балкон. Погода была прекрасной. 

Настя взглянула вниз. У подъезда одиноко стоял длинноволосый парень и смотрел на неё. Он помахал ей рукой и поправил прическу характерным узнаваемым жестом. 

Сигнал домофона и звонок на телефоне прекратились. 

- Жизнь налаживается, - сказала Настя, улыбнулась и помахала в ответ.

- Что? – спросила Алёна с соседнего балкона.



-----------------


Мои рассказы:
Краска для волос
http://buketredisa.blogspot.ru/2016/07/blog-post.html

Из дневника Настеньки с пометкой "О стыде"
http://buketredisa.blogspot.ru/2017/03/blog-post.html

Мой новый рассказ. Феёк.
http://buketredisa.blogspot.ru/2017/04/blog-post_26.html

Торт
http://buketredisa.blogspot.ru/2017/09/blog-post_23.html


---